ВИЗАНТИЙСКОЕ НАСЛЕДИЕ БОЛЬШОГО СОЧИ


Доклад игумена Петра на 26 Международных Рождественских образовательных чтениях «Нравственные ценности и будущее человечества» на  конференции «Духовное наследие Византии и Афона в истории и культуре России» 23 января 2018 года. Доклад посвящен раннесредневековым византийским памятникам, находящимся на территории Большого Сочи. Рассматриваются вопросы, связанные с их историей, современным состоянием и перспективами возрождения.

Западный Кавказ, в частности его Черноморское побережье, по замечанию историков Церкви, является «древнейшей колыбелью христианства в России» [5]. Прежде всего это относится к региону Большого Сочи и ближайшей к нему области. Начало их христианизации, согласно свидетельствам ранних церковных авторов и житийной традиции, положено апостолами Андреем Первозванным и Симоном Кананитом [6, с. 311].

Известно, что далеко не всё тогдашнее население побережья приняло апостольскую проповедь. Источники передают, что апостола Андрея зихи — предки адыгских племен — даже хотели убить [6, с. 311]. Апостол Симон мученически пострадал в Абхазии, согласно Преданию. Евангельскому учению вначале последовало население эллинизированное, причастное греко-римской культуре. Христианство распространялось через римских легионеров-христиан, несущих службу в черноморских крепостях, утверждалось через назидательный пример стойкости в вере святых, гонимых и принявших мученическую кончину в ссылке на берегах Понта.

В VI веке, в царствование святого императора Юстиниана, христианство утвердилось на Западном Кавказе, в частности на Черноморском побережье, где непосредственное влияние Византии проявлялось наиболее сильно. В числе главных духовно-политических задач православной империи было создание в своем приграничье церковной организации, строительство храмов, активное миссионерство.

В регионе Большого Сочи самой ранней церковной постройкой являлась базилика на территории совхоза «Южные культуры». Она была разрушена в 1950-х годах, при интенсивном развитии города-курорта, который власти старались превратить в бесцерковный, безрелигиозный регион. Остались краткие описания базилики [3, c. 90—91] и в Музее истории Сочи — фрагменты ее богатого убранства из ценного проконнесского мрамора. Над благоукрашением храма трудились, по-видимому, константинопольские мастера.

. Фрагменты мраморного декора утраченной базилики, строительство которой датируется VI веком. Музей истории Сочи.

. Фрагменты мраморного декора утраченной базилики, строительство которой датируется VI веком. Музей истории Сочи.

Фрагменты декора других раннесредневековых храмов. Музей истории Сочи.

Фрагменты декора других раннесредневековых храмов. Музей истории Сочи.

Остатки других ранневизантийских памятников дошли до наших дней в очень плохой сохранности. В результате раскопок выявлено, что в храмах покоились мощи местночтимых святых, имена которых по большей части до сих пор сокрыты. При храмах имелись купели. Миссионерская деятельность велась активно. Крещение принимали, видимо, многие представители местных племен.

Наиболее ранние постройки из дошедших в руинированном состоянии — базилики Леснянские 1-я и 2-я, находящиеся в окрестностях села Лесного Адлерского района. Они в числе нескольких других храмов были возведены близ ущелья Мзымты. Там пролегали торговые пути, по которым шли и византийские отцы с христианской проповедью. Наиболее ранняя из возможных датировок базилик — вторая половина VI века [2, с. 146; 12, с. 373]. Таким образом, эти храмы можно считать самыми древними на территории России из числа церковных сооружений, выявленных и описанных исследователями.

В 1970-х годах по каменным развалинам базилики Леснянской 1-й провели линию электропередач и дорогу, от храма почти ничего не осталось. Базилика Леснянская 2-я сохранилась лучше не намного. В настоящее время ее развалины посещают православные, в основном местные греки. Они совершают там молебны, считая небесным покровителем сего места великомученика Пантелеимона. Сочинское духовенство и прихожане посещают с молитвой и другие византийские церковные памятники.

Остатки храма у источника Крион Нерон.

Остатки храма у источника Крион Нерон.

Приблизительно в том же районе, у источника Крион Нерон, находятся развалины храма, именуемого местными жителями Константино-Еленинским. На левой стороне мзымтинского ущелья, напротив села Монастырь, — развалины архитектурного комплекса с храмом второй половины IX века. Судя по остаткам каменных построек, включающих стены и пирг, комплекс можно считать монастырским. Расположенный на гребне горы монастырь мог быть как миссионерской обителью, так и жилищем молитвенников-исихастов. (Современное село Монастырь Адлерского района название свое берет не от данного древнего памятника, а от мужского Троицкого монастыря, находившегося на этом месте в начале XX века.)

 Развалины монастырского комплекса близ села Монастырь.

Развалины монастырского комплекса близ села Монастырь.

 Остатки храма в Имеретинской низменности.

Остатки храма в Имеретинской низменности.

Развалины прочих храмов дошли до нас в столь же плохом и даже еще худшем состоянии. Причин тому много. Каменное наследие Византии разрушалось от времени, влажного климата, от антропогенного воздействия. Когда византийское влияние в регионе ослабело, а затем сменилось турецким влиянием, местные племена почти полностью оставили христианство и не проявляли заботы о заброшенных храмах. (И даже после вхождения региона в состав Российской империи в XIX в. на нынешней территории Большого Сочи византийское наследие не восстанавливалось, но продолжало разрушаться, в том числе при прокладке транспортных путей.) В соседней Абхазии средневековые памятники архитектуры сохранились лучше, поскольку там дольше держались христианские традиции. В XIX веке для сохранения и восстановления церковных древностей в Абхазии много сделали подвизавшиеся там афонские монахи.

В последнее время специалисты Сочинского национального парка, на территории которого находятся памятники церковной архитектуры, выдвигают предложения по их дальнейшему исследованию, консервации, музеефикации, а также более активному использованию в целях культурного просвещения туристов-паломников. Подобные меры (если замыслы осуществятся) смогут предотвратить полное уничтожение памятников, будут способствовать их дальнейшему изучению, развитию просветительной деятельности. И это, безусловно, можно оценить положительно, тем более что есть предложения рядом с древними развалинами устроить небольшие часовни.

Но хочу отметить следующее. Церковное сознание никогда не сможет относиться к храмам, даже к лежащим в развалинах, как к не носящим сакрального смысла музейным артефактам. Правилами Вселенских соборов (IV собора правило 24, VI собора правило 49; VII собора правило 13 [7, с. 61, 95—96, 126—127]) запрещено обращать монастыри и храмы в «обыкновенные жилища», «мирские обиталища», то есть использовать их не по назначению. Поэтому нужно подумать о реставрации древних святынь и о возвращении их в сакральную жизнь Церкви. Примеры в прошлом есть — возрождение обителей и храмов на Черноморском побережье и Северном Кавказе в XIX — начале XX века. Это не противоречит задачам, стоящим перед национальным парком. В официальных документах говорится, что одной из них является восстановление историко-культурного наследия, находящегося на территории парка [10].

Возвращаясь к периоду раннего средневековья, нужно отметить, что при святом императоре Юстиниане на территории нынешнего российского Причерноморья была образована Зихийская епархия. Архиереи Зихийские упоминаются в византийских церковных документах с 536 года [4, с. 94]. Архиепископия Зихийская Константинопольского Патриархата с центром в городе Никопсе (Никопсисе, Никопсии) упоминается начиная с середины VII века [13, с. 206]. Обширная Зихийская епархия включала епископии, находившиеся в Таврике (Крыму), что может свидетельствовать о важном значении архиепископии Зихийской. Кафедральными городами, кроме Никопсиса, были Херсон и Боспор.

Церковная жизнь города-крепости [8, с. 175] Никопсиса Зихийского в настоящее время изучается. Можно с уверенностью сказать, что он являлся центром миссионерства и православной духовности, оплотом православия в стране зихов. Это было одно из мест, куда в VIII веке бежали иконопочитатели, о чем свидетельствует житие святого Стефана Нового [1]. Несомненна духовная связь Зихии и расположенной северо-западнее Таматархи (Тмутаракани/Тамани) с ее Богородичным монастырем, который был основан русским монахом преподобным Никоном Печерским (XI век). Именно в Таматарху в X веке переместился центр Зихийской архиепископии [4, с. 104—105]. В конце XI — начале XII века на кафедре этой епархии, подчиненной Константинополю, пребывал русский по национальности архиепископ — Николай, ранее подвизавшийся в Киево-Печерской обители [9, c. 47—62]. Так поддерживались и крепли византийско-русские церковно-культурные связи в Причерноморье, в которые были вовлечены и местные народности.

Большую ценность представляет свидетельство Епифания Монаха (путешествовавшего по Причерноморью и составившего около 820 года житие апостола Андрея Первозванного). Монах Епифаний свидетельствует о том, что в Никопсисе Зихийском находилась гробница со святыми мощами апостола Симона Кананита. И хотя более традиционным является указание на Никопсию (или Анакопию) Авазгийскую как место кончины и погребения апостола, не исключено, что часть святых мощей могла пребывать в соседней Зихии, в ее епархиальном центре.

Как видим, о жизни Никопсиса некоторые сведения есть. Но местонахождение этого раннесредневекового центра до сего дня остается предметом дискуссии. Один из вариантов его локализации, рассматриваемый в настоящее время (я его придерживаюсь), — это византийская крепость в устье реки Годлик, поблизости от долины реки Псезуапсе (Лазаревское).

Развалины крепости Годлик.

Развалины крепости Годлик.

От крепостного сооружения — одного из самых крупных в кавказском Причерноморье — остались развалины стен и башен. Город-крепость, согласно исследованиям, основан в начале VI века (по мнению Ю. Н. Воронова, на рубеже IV—V вв. [3, с. 72]), разрушался землетрясениями в IX —X веках [11, с. 128—130]. Считаю, что эти разрушительные землетрясения могли быть причиной (или одной из причин) переноса Зихийской кафедры из Никопсиса в Таматарху.

Вероятность того, что средневековый епархиальный центр располагался на Годлике, велика еще и потому, что окрестности с древности были хорошо освоены и заселены, это подтверждается археологическим материалом и наличием древних памятников.

Рядом с развалинами крепости находится место, издавна именующееся Монаховым, Монаховой Поляной. Топоним также может свидетельствовать о существовавшем в данном месте духовного центра, о чем сохранились и некоторые местные предания.

В заключение скажу, что вопросы, связанные с Никопсией Зихийской, с ее локализацией на Годлике, для насельников Высоко-Петровского монастыря являются не отвлеченными, а насущно-практическими и весьма важными. В последнее время в Лазаревском районе Сочи, на Монаховой Поляне близ крепости Годлик, начала возрождаться монашеская жизнь. Там предполагается строительство подворья Высоко-Петровского монастыря, и необходимо исследовать традиции этого святого места, что послужит залогом успешного становления новой обители.

 

Источники и литература

 

  1. Виноградов А. Ю. Зихия // Православная энциклопедия. М., 2009. Т. 20. Режим доступа: http://www.pravenc.ru/text/199891.html.
  2. Виноградов А. Ю., Белецкий Д. В. Церковная архитектура Абхазии в эпоху Абхазского царства (кон. VIII — X в.). М., 2015.
  3. Воронов Ю. Н. Древности Сочи и его окрестностей. Краснодар, 1979.
  4. Гадло А. В. Византийские свидетельства о Зихской епархии как источник по истории Северо-Восточного Причерноморья // Из истории Византии и византиноведения. Л., 1991.
  5. Гедеон (Докукин), митр. История христианства на Северном Кавказе до и после присоединения его к России. М.; Пятигорск, 1992. Режим доступа: http://krotov.info/libr_min/ 05_d/ok/ukin.html.
  6. Греческие предания о св. апостоле Андрее / Изд. подгот. А. Ю. Виноградовым. СПб., 2005. Т. 1.
  7. Книга правил св. апостол, св. Соборов Вселенских и Поместных и св. отец. М., 2004.
  8. Константин Багрянородный. Об управлении империей. М., 1991.
  9. Мошин В. А. Николай, епископ Тмутороканский // Seminarium Kondakovianum: Сб. статей по археологии и византиноведению, издаваемый ин-том им. Н. П. Кондакова. Прага, 1932. С. 47—62.
  10. Положение о ФГУ «Сочинский национальный парк». Режим доступа: docs.cntd.ru/document/902183560.
  11. Симиненко В. И., Поздникин В. М. Градостроительная реставрация старой крепости вблизи п. Лазаревское г. Сочи // Археология, архитектура и этнокультурные процессы Северо-Западного Кавказа. С. 116—130.
  12. Хрушкова Л. Г., Василиненко Д. Э. Самая древняя церковь на территории России: базилика Лесное-1 близ Адлера в Краснодарском крае // Современные проблемы изучения истории Церкви: Сб. докл. международной конф. МГУ им. Ломоносова, 7—8 нояб. 2011 г. М., 2014. С. 367—377.
  13. Notitiae episcopatuum Ecclesiae Constantinopolitanae. Р., 1981.

Автор:
Игумен Петр (Пиголь)

Добавить комментарий